CОЮЗ  ПОИСКОВЫХ  ОТРЯДОВ  РОССИИ

  www.sporuss.mosaics-mandjos.ru              

 

 
  ПОИСКОВЫЕ  ЭКСПЕДИЦИИ...    

Мы этой памятью сильны...

Из отчета одной из военно-исторических поездок группы воспитанников клуба "Русичи", культурно-спортивного детского центра "ИМПУЛЬС" поселка Черноголовка:

     "Время поездки: 29 апреля - 2 мая 2000 г. Ответственный организатор: ГУЖВА А. И. (руководитель КСДЦ "Импульс").Руководитель группы: МАЛОВ В. Б. (руководитель клуба "Русичи").Военно-историческую поездку обеспечивали и участвовали в ней: водитель Сергей Пискунов; представители Союза поисковых отрядов России Митрофанов Б.М., Гуленков Н.П., представители МЧС: полковник Волков В. А.; представитель МО РФ: полковник Павлов В.С. - воспитанники клуба "Русичи" - участники поездки: Евгений Петухов, Артем Лезер, Александр Шуйский, Алексей Фролов, Станислав Дзантиев, Антон Царюк (г.Королев). Маршрут движения: п. Черноголовка - Москва - Голицино - Кубинка - Уваровка - Вязьма - село Богородицкое (Смоленская область)

     Маршрут движения участников военно-исторической поездки пролегал по местам, связанным с важнейшими событиями в истории страны, пребывания исторических личностей. Минское шоссе как бы связывает два величайших события, две Отечественные войны -1812 г. и 1941-1945 гг. Особую значимость поездка приобрела, что проходила в канун 55-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Ребята по пути следования могли видеть многочисленные памятники тому героическому времени. Это и танки, самолеты на постаментах и скульптурные группы на месте гибели дивизий народного ополчения, скромные обелиски со звездою на братских могилах воинов, павших при защите и освобождении родной земли. И конечно величественный монумент Зое Космодемьянской. Ребята выслушали рассказ о ее подвиге, о том, как она выбрала себе псевдоним Таня, как действовала в тылу врага и как мужественно вела себя перед лицом неминучей гибели. Узнали они и о том, как всю войну мстили за Зою 6ойцы, освободившие Петрищево, как уничтожили всех фашистов из батальона, который был расквартирован в селе. С интересом слушали рассказ участники поездки и о Бородинском сражении, о героях 1812 года. В районе Царева Займища познакомились с памятным знаком, которым обозначено место встречи М.И. Кутузова с войсками. А потом уже было и Бородино и сожженная Москва и старая смоленская дорога, по которой бежали французы из пределов России. В районе села Богородицкого в октябрьские дни 1941 года полегли тысячи защитников Москвы. Особый интерес вызвали у ребят дивизии народного ополчения; когда роты формировались из писателей и поэтов, из музыкантов, рабочих, ветеранов, старых коммунистов. Большинство из них и погибли здесь на холмах и полях. Местные жители говорили, что в оттепель речка Бебря струилась кровью павших. Такой силы здесь были бои. Участников поездки тепло встретила глава администрации села Таисия Викторовна Макаренкова, завуч местной школы-интерната Ольга Сергеевна, местная детвора. Разместились в школе. Дети в это время разъехались по домам. В парке рядом со школой ребята осмотрели захоронение останков бойцов и командиров, которое оборудовали поисковики. Наверняка в памяти каждого останется то, что из 180 нашедших здесь последний приют, известны имена только пяти солдат и офицеров. Во время пребывания в Богородицком ребята совершили несколько походов на места боев с фашистами. Особое впечатление на них произвел памятник на месте сожженной деревни Пекарево, где 5 февраля 1942 года были расстреляны и сожжены 26 местных жителей. Ребята пропололи траву, почистили надгробие, поправили венки. И молча постояли у этого памятника. А вскоре на окраине села вод руководством Бориса Митрофанова нашли две винтовки, каски, гильзы от патронов -молчаливые свидетельства подвига и трагедии народа. Походы в урочище Доманово, в район деревни Всеволодкино в окрестности села Богородицкого приносили все новые свидетельства жестоких боев. Остовы подорванной и разбитой техники, осколки тяжелых снарядов, остатки снаряжения, вооружения - все это производило неизгладимое впечатление. И тогда у костров на привалах ребята примолкали, размышляя о чем-то о своем. А потом говорили искренне, взволнованно о себе. О стране, в которой живут.О земле, на которой выпала честь родиться. И с ними трудно не согласиться. Действительно смоленская земля рождает патриотов, рождает героев. Вот даже рядом с Богородицким - родина адмирала Нахимова, имение, в котором жил Грибоедов. Сколько сделали для России эти люди. А любить Россию  - значит хотя бы чуточку походить на них, на тех безвестных солдат, чьи останки по рощам и дубравам вокруг на многие и многие километры. Участники поездки подружились со сверстниками Богородицка, устроили для них пасхальный обед с куличом, с наваристым супом и душистым чаем. Потом каждый вечер на площадке у школы разгорались футбольные баталии, в которых, впрочем, с удовольствием принимали участие и девчата. Было весело, азартно. Дни в Богородицком пролетели мгновенно. Они были заполнены встречами с природой, со свидетелями войны и интересными людьми. Все это хорошо послужит делу развития личности, духовному возвышению ее. И станут ребята верными сыновьями родной земли.5 мая 2000 г. "

 

Залит до бруствера окопчик
Грунтовой черною водой,
Вот здесь залег навеки хлопчик
В обнимку со своей бедой...

И россыпь ржавых гильз у каски,
Пробитой в двух местах осколком,
Мы принимаем как подсказку
Войны, бродившей по проселкам

Припев:
Долина смерти, долина боли,
Долина скорби, долина горя,
Долина без вести пропавших...
Долина павших, долина павших... 

Горит костер на поле боя.
Зажжен он внуками солдат,
Но и его тепло живое
Не обогреет тех ребят, 

Что здесь погибли и пропали.
Отдали жизнь, как ношу с плеч.
Ах, правда-память, правда-память,
Как нелегко тебя сберечь.

 

Припев. 

Нам опасаться артналета
Уже не нужно у костра.
Пришла гражданская пехота
На помощь тем, кто пал вчера.

Был страшно долог день вчерашний,
Длиною в сорок с лишним лет,
И от нею к останкам павших
Ведет дорога прошлых бед.

Припев.

Не зря мы ворошим былое,
Хватает в нем ненужной лжи
О тех, кто время фронтовое
Не пережил, не пережил.

Давайте сделаем, что можем,
Для них и только ради них.
Чужую совесть растревожим,
Чтоб годы превращались в дни. 

Владимир Ерхов

 

"Долина Смерти"

Долина Смерти - ряд территорий в России и некоторых бывших союзных республиках, где в период с 1941 по 1945 годы во время проведения боевых действий происходило массовое уничтожение военнослужащих противоборствующих сторон.

Поиск - целенаправленное выявление останков военнослужащих, оставшихся незахороненными, а также неизвестных воинских захоронений для перезахоронения, установления личности погибших и увековечения их памяти.

Эксгумация - извлечение останков из земли. В поисковой работе проводится для идентификации останков и их перезахоронения в специально отведенных местах.

Перезахоронение - захоронение останков после эксгумации. Может проводиться по любому виду захоронений. Обычно сопровождается действиями по установлению имен погибших.

Установление личности военнослужащего - комплекс мероприятий, позволяющих установить фамилию, имя, отчество, год рождения и другие данные погибшего с использованием различных методов и источников.

Благоустройство захоронений - проведение работ по приведению кладбищ в порядок, отвечающий требованиям, предъявляемым к объектам такого рода.

Оповещение родственников - розыск родных и близких военнослужащих, имена которых были установлены в ходе поисковых работ, и передача им выявленной информации.

Поисковая разведка - обследование местности с целью определения необходимости и возможности проведения поисковых работ. Перед выездом детально изучаются географические и топографические особенности исследуемого района.

Подъемный материал - предметы, обнаруженные при проведении поисковых работ в культурном слое или на поверхности земли.

Вахта Памяти - слёт поисковых отрядов, проводимый по инициативе Совета поисковых отрядов, местных властей при материально-техническом обеспечении воинских гарнизонов и частей в районах массовой гибели военнослужащих в годы войны, осуществляемый несколько раз в год.

План работы

Введение.
1. История поиска.
2. Поиск и право.
3. Боеприпасы.
3.1. Артиллерийские снаряды.
3.2. Миномётные выстрелы.
3.3. Ручные гранаты.
3.4. Ружейные и ружейно-ручные гранаты.
3.5. Инженерные мины.
4. Оружие.
5. Бытовой и военный мусор.
6. Амуниция.
7. Поиск останков военнослужащих.
8. Особенности поиска в степных регионах.
8.1. Источниковедческий этап.
8.2. Разведочный этап.
8.3. Раскопочный этап.
9. Особенности проведения поиска под водой.
9.1. Объект поиска.
9.2. Организация подводного поиска.
9.3. Безопасность во время поиска.
9.4. Подводное обследование.
9.5. Подъём экспонатов.
9.6. Отчёт об экспедиции.
10. Учет результатов поисковых работ.
11. Работа в архивах.
12. Классификация захоронений.
12.1. Плановые воинские захоронения
12.2. Боевые захоронения
12.3. Санитарные захоронения
12.4. Незахороненные останки
12.5. Мемориальные захоронения
12.6. Временные захоронения
12.7. Перезахоронения
13. Обоснование процесса эксгумации
14. Эксгумация захоронений
14.1. Эксгумация глубоких захоронений
14.2. Эксгумация незахороненных останков
14.3. Перезахоронение останков
15. Установление личности военнослужащих
15.1. Документы, удостоверяющие личность военнослужащих Рабоче-Крестьянской Красной Армии.
15.2. Личные вещи, обмундирование и другие источники
15.3. Воинские звания военнослужащих РККА
15.4. Личные опознавательные знаки иностранных армий и особенности работы по захоронениям иностранных военнослужащих
16. Анатомическая экспертиза
16.1. Установление видовой принадлежности костных останков
16.2. Установление расовой принадлежности
16.2.1. Установление расовой принадлежности по строению черепа
16.2.2. Установление расовой принадлежности по зубам
16.3. Установление принадлежности к полу
16.3.1. Установление принадлежности к полу по строению костей черепа
16.3.2. Установление принадлежности к полу по строению костей таза
16.4. Другие особенности
16.5. Установление возраста
16.5.1. Установление возраста по строению черепа
16.5.2. Установление возраста по строению зубов
16.5.3. Установление возраста по костям скелета
16.6. Определение роста по трубчатым костям
16.7. Определение повреждений костных останков
16.8. Оформление документации
Заключение.
Список использованной литературы.

Введение.

В настоящее время Долина Смерти - это пустынные, заброшенные людьми территории, где отсутствуют поселения, дороги, другие коммуникации. Земля в Долине Смерти буквально усеяна человеческими останками, оружием и боеприпасами, осколками снарядов и мин, уничтоженной военной техникой, воронками от разорвавшихся бомб, остатками блиндажей, окопов, ячеек. С момента окончания войны прошло более полувека, но за всё это время государственная власть со всеми своими неограниченными ресурсами так и не позаботилась собрать по местам сражений этой страшной и жестокой войны безымянные останки тех, кто отдал жизни за свою страну, за благо своего народа; не установлены личности павших воинов, не отданы последние почести, не обрели достойного захоронения жертвы чудовищной человеческой мясорубки. Что ж, у государства нашлись более важные дела, а между тем в Долине Смерти по сей день продолжают подрываться на боеприпасах люди, техника и домашний скот - стоит заметить, что, помимо прочего, не было проведено и полного разминирования территории.

Для каждого, кто хоть раз побывал на раскопках в Долине Смерти, становится очевидным, каким цинизмом наполнены слова “Никто не забыт, ничто не забыто”... Эти слова можно прочитать практически везде: на мраморных обелисках и крепостных стенах, в музеях, на мемориалах у Вечного огня. Их декламируют, повторяют, приводят в подтверждение нашей памяти, заботы и всестороннего внимания к героическому прошлому, к тем, кто вернулся с полей Великой Отечественной, и к тем, кто остался там навсегда....

Только сейчас мучительно медленно люди начинают осознавать, что долгие десятилетия они относились к своей истории, к своему прошлому и памяти без должного уважения; что за разовыми кампаниями и мероприятиями, за пропагандистской шумихой они нередко теряли реальное восприятие действительности, подменяя её шумом фанфар да лозунгами, повторяемыми как заклинания...

Имена тысяч и тысяч погибших продолжают оставаться неизвестными для нас. На огромной территории страны, там, где более полувека назад грохотала война, лежат в земле те, о ком в лучшем случае можно прочесть - “пропал без вести”. О той великой войне написано много, но военная историография, как и вся официальная пропаганда, сообщала нам, как мы теперь знаем, далеко не всё.

Почему-то она не была заинтересована ни в объективной оценке истинных человеческих потерь, ни в выявлении их действительных причин. А люди, как в России, так и в других странах, хотят знать правду. Всю правду. И в первую очередь - о жертвах страшной войны. Куда же идти людям, не доверяющим официальной версии истории? Кто даст им тот единственный, честный ответ?

Самые разные люди посещают Долину Смерти. Поисковые отряды ищут останки, солдатские медальоны-смертники, красноармейские книжки, ордена и медали, чтобы с их помощью установить личности убитых и захоронить их в братских могилах. Трофейщики и мародёры, известные как чёрные следопыты, приходят в Долину за холодным и огнестрельным оружием, патронами, гранатами, минами, снарядами, они разыскивают и раскапывают неизвестные захоронения советских и германских военнослужащих в поисках золотых зубов и обручальных колец, личных вещей и наград - всё это впоследствии оседает в частных музеях или идёт на продажу, обеспечивая стабильный доход самодеятельным военным археологам, ибо спрос на подобные вещи со временем не ослабевает. Местных жителей из населённых пунктов на окраинах Долины, в первую очередь, интересуют стрелковое оружие и боеприпасы к нему, взрывчатые вещества и детонаторы для браконьерского отстрела зверя и глушения рыбы - необходимость выживания на постсоветском пространстве и нищета большинства населения диктуют свои суровые условия. В последнее время появилась новая, довольно многочисленная категория людей, которые приходят в Долину Смерти исключительно за ломом цветных металлов - в полулегальных пунктах приёма, которые есть практически в каждом районном центре и крупных сёлах в России охотно принимают латунные гильзы, алюминиевые котелки, кружки и фляги, медные ободки от артиллерийских снарядов, обломки дюралевой обшивки с разбившихся вдребезги самолётов.

Для кого-то походы в Долину являются средством заработать на жизнь, кто-то приходит туда из пламенного патриотизма, для кого-то это хобби и просто увлекательное времяпровождение - но всех этих людей объединила война. Многие мародёры в прошлом начинали свою деятельность в поисковых отрядах, но, разочаровавшись в поиске и убедившись, что кроме них это никому не нужно, перешли на нелегальное положение. Не секрет, что иногда чёрные следопыты используют официальные поисковые структуры как прикрытие, участвуют в поисковых мероприятиях, преследуя свои скрытые цели. Таким образом, всех, кто ходит в Долину Смерти, вне зависимости от поставленных целей, можно назвать сталкерами.

Поиск останков военнослужащих.

Что же касается поиска останков, то здесь нет и не может быть каких-то универсальных рецептов на все случаи жизни в многогранной и непредсказуемой работе сталкера. Каждый участок предстоящего поиска неповторим по своим характерным только для него особенностям. Удачи и находки во многом будут зависеть от способностей сталкеров вжиться в обстановку, почувствовать сопричастность к давно прошедшим событиям. А узнать о событиях можно из военной и мемуарной литературы, из архивных материалов о боевых действиях на данных рубежах, из писем и рассказов ветеранов боев, при опросе местных жителей - очевидцев боев и участников захоронений советских воинов [11].

Изучение литературы позволяет глубже понять обстановку, получить описание боевых действий подразделений и частей, героизма отдельных воинов и массового героизма, способствует пониманию целей и задач, стоящих перед воинами в те далекие дни. В литературе указываются населенные пункты, за которые велись бои, есть ссылки на архивные документы. Это дает возможность обращения в архивы и на основании полученных сведений по-новому увидеть события, получить новые данные для продолжения поиска.

Помогают изучить события и сообщения ветеранов, участников тех боев. Многие указывают места, где погибли, пропали без вести, похоронены их товарищи.

Такую же роль играют и воспоминания старожилов - очевидцев, а порой и участников событий. Сейчас, как правило, это люди уже преклонного возраста. Но есть среди очевидцев и те, которым было 10-12 лет. Детская память навсегда сохранила воспоминания о трагических днях войны. Многие жители были участниками захоронений погибших советских воинов.

Поиск в Долине Смерти осуществляется тремя основными способами - с помощью металлоискателя, с помощью большого щупа или комбинированно - это зависит от материально-технического оснащения военных археологов, их привычек и от характера боевых действий, проходивших на обследуемой территории в годы войны. Многие искатели в Долине (чаще всего это местное население) используют только щупы, лопаты и вёдра для откачки воды из затопляемого раскопа, в том числе и по причине отсутствия металлоискателя. Некоторым просто нравится сам процесс работы с механическим инструментом, как более надёжным, недорогостоящим и неприхотливым, хотя, как показывает практика, наличие металлоискателя помогает в работе, избавляя от необходимости вручную перекапывать многие кубометры почвы, свободные от культурного слоя. Те, кто больше привык работать со щупом, зондируют почву, особенно в районах воронок, блиндажей, окопов, определяя наличие незахороненных останков и границы плановых воиских захоронений, отличая их от камней и металличиских предметов по звуку и тактильным ощущениям.

Сталкеры, приезжающие на раскопки из города, лучше укомплектованы технически, поэтому поиск осуществляется ими с металлоискателем и прочим дополнительным оборудованием. В связи с тем, что радиус действия большинства моделей металлоискателей не превышает 40-50 сантиметров, возможности поиска ограничены дёрном и верхним слоем почвы, и, следовательно, более глубокие захоронения остаются недоступными. Наиболее продуктивна работа с металлоискателем в местах, где советские или германские части выходили из окружения - солдаты старались избавиться от всех лишних вещей, бросая под ноги сапёрные лопатки, противогазы, сменные стволы к пулемётам, подсумки с патронами, оружие и тому подобное прямо на бегу.

Многие сталкеры отмечают преимущества отечественных армейских миноискателей перед металлодетекторами иностранного производства. Несмотря на то, что радиус действия у них меньше, а общий вес больше, они непромокаемы и вообще более приспособлены для эксплуатации в экстремальных условиях Долины Смерти, чем импортные образцы.

Для установления места залегания останков нужна тщательная разведка конкретного участка местности. Лучше всего это делать в апреле - мае, когда молодая трава еще не поднялась, или в октябре - ноябре, когда трава увяла и полегла. В это время рельеф просматривается особенно хорошо. Работа в летние месяца имеет как свои плюсы, так и минусы. Летом в Долине больше людей - в пору отпусков многие сталкеры устраивают длительные экспедиции. Летом спадает уровень грунтовых вод и отпадает необходимость осушения раскопов. К сожалению, в летнее время года полчища насекомых буквально пожирают тех, кто заблаговременно не обзавёлся москитной сеткой и репеллентом.

На местах бывших передовых позиций, плацдармов, направленных штурмов, где отдельные участки переходили из рук в руки, или прорывов из окружений, местами возможных захоронений погибших воинов могут воронки от авиационных бомб и артелерийских снарядов, окопы, окончания траншей, ходов сообщений. Гораздо реже это крупные блиндажи и землянки. На этих участках о захоронениях говорят повышения грунта (траншея в конце вдруг стала мельче), крупная воронка тоже мельче, чем такая же по диаметру. И наоборот: глубокий окоп, пулеметное гнездо с крутыми стенками, четкая глубокая воронка чаще всего делают поиск безрезультатным.

Но нередко погибшие захоранивались позже, подчас после прошедшей зимы, силами местного населения, согнанного германскими подразделениями для этой цели. Тогда погибших хоронили во рвах, ямах для хранения овощей, погребах сгоревших домов, иногда в специально вырытых могилах. В местах таких захоронений иногда бывает заметно проседание грунта в центре, а при песчаных почвах возможны просто промоины.

Наличие в раскопе винтовок, патронов, противогазных коробок и касок, ремней, солдатских ложек и кружек, котелков - прямой признак возможного залегания останков, а разброс стреляных гильз, осколков гранат и мин позволяет понять обстановку боя. Именно здесь необходима особо тщательная проверка местности и классификация найденных предметов.

Если найдено несколько личных вещей: ножик, карандаш, мундштук, расческа и так далее, с особой тщательностью нужно искать медальон. Практика показывает, что если человек имел все эти предметы, он хранил и медальон. Внимательно нужно рассматривать и найденные гильзы патронов, сами патроны. Если патрон легче обычного, значит, внутри может быть записка.

Пример удачного поиска и работы с местным населением приводит Александр Николаевич Краснов - руководитель отряда “Поиск” в своей статье “По зову сердца” [14].

“Ещё в предыдущий год, во время очередного и дежурного визита за продуктами в доживающую свой век деревню Абрамово, что удобно устроилась на живописном изгибе реки Угры, нам довелось поговорить о войне с несколькими старушками, которые терпеливо, совсем не по-городскому, ожидали заплутавшего на кривых деревенских дорожках завмага. У ветхого крылечка магазина небольшая кучка пестрых дачников в полголоса хаяла местные порядки, да и то лениво, больше от нечего делать. Бабулям дачники примелькались, поэтому все их внимание сосредоточилось на нас, как на людях совершенно незнакомых.

Слово за слово завязался разговор о том, кто мы и откуда, чем занимаемся. Исподволь мы заговорили о времени военных лет. Оказалось, что старушки, хоть и живут в Абрамове с рождения, о войне подробностей помнят мало. Встает она в их памяти как мрачный монолит холода, голода и житейского горя.

- Ефремовны? Апрель 1942 года? Да что спрашивать об этом нас-то, баб. Мужики все на фронте были. А мы носа на улицу старались без великой нужды не высовывать. Немцы в деревне не зверствовали, но и нас за людей не считали. Нам же в пору было за детишками смотреть... Весной 1942 много в нашей округе стреляли. Немцы водили нас зарывать убитых красноармейцев... А сколько полусгнивших трупов находили мы после, когда в лес за ягодами ходили...

Одна из старушек всплакнула и, теребя сухонькими, морщинистыми пальцами клетчатый платочек, продолжила разговор:

...Стояли у нас в избе несколько немцев. Все они успели повоевать под Москвой и о войне плохо говорили, хотели скорого возвращения к себе, в Германию.

Когда шли бои с окруженцами нашими, немцы несколько дней и ночей где-то пропадали. Вернулись злые, уставшие. Запах от них шел, как от кабанов. Один солдат неплохо говорил по-русски, объясняя нам, что его мать из Польши. Так он и говорит мне: “Матка, почему ваши солдаты такие дураки? Вчера вечером нам пришлось убить с десяток ваших, не захотевших сдаться в плен. А мы им предлагали. Так не послушались... Комвзвода ими верховодил. Сам раненый в плечо и ногу, а наган из руки не выпускал. Загнали мы их в низину, окружили. Один из них хотел было руки поднять, да его сосед кулаком по морде и матом... Мы им десять минут давали на раздумье, они и нас матом, потом стрелять начали…” Набралась я смелости и спросила немца: “Где ж вы их побили-то, наших”? Немец зло посмотрел на меня, потом ответил: “За Угрой. В лесу на дороге между Песково и Буславой. Среди убитых двое были в гражданском. Партизаны ваши, наверное...”.

Вот к этому месту и шли мы знойным июльским днем. Точнее, это место надо было еще определить в заросшем молодой березовой порослью Песковом лесу...

...Рамка металлоискателя привычно скользила над поверхностью земли, выискивая то железное, что хранила в себе лесная земля. Первые лесные сотни метров прибор скромно помалкивал, лишь в одном месте оглушительно пискнул в уши. Через пару минут на свет появилась коса. Старая деревенская коса, на которой и ржавчине не было простора: настолько металл съела многолетняя работа на пользу человеку.

Заросшая дорога, которая сначала шла боковиной еле проглядывавшего между чахлыми деревцами болотца, привела нас, и затем по затяжному подъему на лесную высотку. Впереди была ложбина, за которой виднелся склон другой высотки с торчащими над мелким березняком верхушками старых сосен и елей.

Сердце ускорило свой бег, а мозг мгновенно пришел в состояние боевой готовности, оценивая рельеф местности и все подходящие ориентиры.

Ну, конечно же, здесь и только здесь мог происходить тот маленький и трагичный бой, что стал последним для горстки наших воинов - ефремовцев.

Вот тут, под старыми соснами, должны быть гильзы, много немецких гильз. Металлоискатель убедительно подтвердил наши догадки. Позеленевшие гильзы немецкого пулемета глухо звякали друг о друга, горкой ложась на моховую подушку у коренастого и бугристого от времени основания сосны. Рамка прибора уловила наличие металла и в стволе самого дерева: по немецкому пулемету тоже стреляли со стороны ложбины. Наши стреляли.

Вскоре и определилось кольцо окружения, в которое когда-то попали наши воины в этой лощине. Его контур ограничивали извлеченные из земли россыпи гильз немецких автоматов и двух пулеметов.

Да, пробиться из такого кольца вражеского оцепления у наших бойцов шансов не было...

Старая сосна, когда-то лежащая поперек дороги и успевшая уже наполовину уйти в землю, корявыми сучьями сгнившей кроны как бы указывала на почти незаметное углубление в ковре лесной зелени. Попробуйте, мол, покопайтесь тут. Но не стоило торопиться с раскопками на месте углубления. Не менее важно было исследовать всю близлежащую площадь.

Через пару часов один из наших рюкзаков заметно потяжелел, вместив реликвии далекого 1942 года; были найдены два затвора от винтовок образца 1891-30 г., ударно - спусковой механизм, четыре пустых магазина и ножны от винтовки СВТ, несколько десятков стреляных гильз наших винтовок и пяток гильз нагана.

Нет, не просто так отсиживались здесь израненные и обессилевшие наши бойцы. Они вели бой, свой последний бой с ненавистным врагом...

Лопата легко вошла в песчаный лесной грунт. Постепенно, слой за слоем, освобождалась прямоугольная яма от немного влажного песка. Сухой, но не звонкий стук щупа - шомпола обо что-то лежащее в глубине ямы не оставил сомнения в том, что там что-то скрыто от наших глаз и дневного света.

В могиле лежали рядком останки девяти человек. Песок сохранил останки истлевшей одежды, которые убедительно говорили, что семеро из погибших - воины РККА. Краснеющий квадратик эмали на петлице одного из них подсказал, что его бывший владелец - младший лейтенант, пехотинец.

Эх, ребята, ребята... Наверняка их где-то ждали долгие военные и послевоенные годы... Были у них матери, жены, любимые девушки...

Сердце замерло, когда под истлевшей гимнастеркой одного из лежащих здесь красноармейцев мелькнул уголок красноватого шелка. А вдруг знамя! Нет, это было не знамя. Перед нами лежал теряющий на глазах свой цвет кусок парашютного шелка с обрывком стропы. Кем он был, этот красноармеец? Парашютистом - десантником? Может быть. Все может быть...

В кармане шинели следующего погибшего были обнаружены небольшие пассатижи, потерявший свою форму моток тряпичной изоляционной ленты, свернутый кусок нашего телефонного провода. Связист? Да, наверняка.

Аккуратно счищая песок с остатков обмундирования, мы увидели накладной карман гимнастерки с рельефно выступающей звездочкой на пуговице клапана. Даже снаружи было заметно, что в кармане что-то есть. Тускло мелькнули два длинных желтоватых капсюля от гранат РГД, а за ними на свет появился маленький медальон. Такая находка всегда кажется вершиной полевых поисковых работ, ее главнейшим смыслом. Да так, наверное, и есть на самом деле.

Радость от находки медальона сменилась беспокойством. А вдруг медальон пустой или в нём уже успела истлеть записка?

Нет, медальон не был пустым, и бумажка в нем сохранилась. Вечером, когда лучи солнца, губительные для всего, что долго лежало в земле, ушли за горизонт, мы аккуратно отвернули колпачок медальона...

Карманный фонарик осветил серый от времени кусочек блокнотного листка, на котором слабо выступали карандашные строки, написанные нетвердой рукой погибшего хозяина: “Жудро Федос Петрович, год рождения - 1910, уроженец БССР, Витебская область, Сененский район, деревня Вейна…”.

Необходимо отметить, что получение искомой информации требует тактичного общения с людьми и правильной и умелой постановки вопросов. Круг вопросов, которые обычно затрагиваются в процессе беседы, имеют целью установить:

• точное описание места происходивших событий;
• источник информации (явился свидетелем или участником событий, услышал от старожилов или очевидцев, указать конкретное лицо);
• сведения о военнослужащих: их фамилии, воинские звания, род войск, номера воинских частей;
• кем проводилось захоронение;
• количество погибших, размеры захоронения и порядок их погребения, место захоронения: воронка, погреб, силосная яма;
• фамилия, имя, отчество собеседника, его адрес, дата и место проведения осмотра.

Эта информация записывается во всех подробностях. Однако нельзя ограничивать рассказчика этим перечнем вопросов. Надо предоставить ему возможность сообщить все, что он сочтет нужным. Опыт показывает, что незначительная, на первый взгляд, информация впоследствии может очень пригодиться [27].

Следует помнить, что устные источники субъективны, и при их использовании требуется критическая оценка полученных сведений.

 Особенности поиска в степных регионах.

 Поисковая работа в степной зоне имеет немало схожих черт с работой в других регионах, и, в то же время, обладает спецификой, без знания которой трудно рассчитывать на успех. Данная статья написана на основе работы В.В. Дорофеева и С.И. Резниченко, командира поискового отряда Запорожского госуниверситета [10].

Степь раньше других географических регионов страны залечила раны Великой Отечественной, и сейчас здесь о ней напоминают лишь придорожные памятники на местах былых боев, да скромные обелиски на сельских кладбищах с нескончаемыми колонками фамилий не вернувшихся с фронтов односельчан.

А там, где раньше “вставала земля на дыбы”, изрезанная сотнями километров траншей и окопов, изрытая тысячами воронок - теперь опять, как и до войны, ровные и правильные словно шахматная доска, без единой складки квадраты полей, разделенные зелеными ниточками защитных лесопосадок.

Конечно, врачевать военные раны степи помогли люди. Истощенной стране нужен был большой хлеб, который могло дать располоденное вблизи промышленных центров, обеспеченное развитой транспортной сетью степное черноземье европейской части страны. Поэтому перед колхозами и совхозами Молдавии, юга Украины и PCФCP встала задача вернуть в севооборот каждый квадратный метр отнятой войной пашни, где толщина плодородного слоя варьирует от 0,4 до 1 метра.

В результате массированной рекультивации сельхозугодий в короткие сроки с лица земли исчезли как многочисленные воронки, так и разнообразные инженерные сооружения - блиндажи, капониры, рвы, ходы сообщений, окопы и ячейки.

Вряд ли люди вправе винить сейчас тех, кто в конце 40-х превращал места кровопролитных боев снова в плодородные поля, зная, что на дне окопов, воронок и блиндажей остались лежать те, кто выполнил свой священный долг перед Родиной, но не дождался, чтобы живые выполнили последний долг перед ними.

Как правило годовой цикл деятельности поискового отряда целесообразно разбить на три периода по временам года, соответствующих трем этапам по основному содержании работы: осенне-зимний - работа с источниками; весенний - собственно поисковой разведки; летне-осенний - полевые исследования.

Целесообразность именно такой схемы во многом продиктована тем, что 90% подлежащих обследованию площадей от 6 до 9 месяцев в году находятся под посевами, возможные сроки проведения раскопок ограничены коротким предпосевным и более продолжительным послеуборочным периодами. Тем не менее предложенная схема дает возможность планомерной всесторонней и осмысленной работы всех подразделений поискового отряда.

 Источниковедческий этап (ноябрь-март).

Характеризуется в первую очередь выбором главного направления поиска и подготовкой к разведке на местности.

Выбирая направление поиска, желательно выслушать побольше мнений и точек зрения людей, сопричастных военной теме. Этими людьми могут быть члены местных советов ветеранов, работники военкоматов, городских и сельских органов местного самоуправления, преподаватели истории, краеведы, работники средств массовой информации. Во многом могут помочь старожилы, независимо от их рода занятий, те, кто в годы войны или с первых послевоенных лет проживал в данной местности. Для сбора такого банка информации должны быть подключены все без исключения члены отряда. После обобщения полученных данных совет или общее собрание поискового отряда должны остановиться на наиболее перспективном и целесообразном на данном этапе направлении поиска. Им могут стать многолетние планомерные исследования на каком-либо плацдарме на территории своего района или области, ставящие целью выявление незахороненных останков советских воинов, выяснение обстоятельств их гибели, их имен, увековечение их подвига, перезахоронение в братские могилы с возданием воинских почестей, поиск родственников погибших. Параллельно необходимо заниматься историей частей и соединений, проявивших массовый героизм в боях на данном плацдарме.

Проследить боевой путь этих подразделений, дополнить его новыми данными на разных этапах поможет установление контактов и координация действий с поисковиками соседних районов и областей. К этому вопросу остается добавить, что объекты исследований, особенно в начале работы отряда или клуба, желательно избирать максимально приближенные к месту дислокации - это дает ощутимый выигрыш во времени и средствах, которых, как правило, остро не хватает объединениям, находящимся в стадии формирования и роста.

Дальнейшая работа должна идти в традиционном для подготовительного этапа направлении: изучение мемуарной литературы, архивных документов, поиск живых участников конкретных боевых действий и переписка с ними (с этим особенно надо спешить). Успеху на этом этапе во многом будет содействовать сотрудничество с местными органами государственной власти, средствами массовой информации: периодической печатью, радио, телевидением. Работу с источниками необходимо распределить между членами отряда с учетом индивидуальных качеств и наклонностей.

Еще одна важная составляющая зимнего этапа - подготовка снаряжения, которая должна проводиться специально выделенной группой материального обеспечения.

Материализованными итогами первого этапа должны стать копировка карт с привязками к населенным пунктам, бригадам, полевым станам, посадкам, в районе которых намечено проведение работ, а также полная комплектация и подготовка к применению снаряжения и техобеспечения.

 Разведочный этап (апрель-май).

Ставит своей задачей конкретизовать места проведения летне-осенние полевых исследований, собрать дополнительные сведения о боевых операциях от местного населения.

При выезде к месту разведок руководство отряда связывается с представителями местных властей - районной администрацией, сельсоветом, военкоматом. После предъявления правильно оформленных документов поисковой группы представителям местных органов государственной власти излагаются цели, задачи и районы исследований, необходимость в оказании какой-либо помощи в процессе проведения работ. Как правило, в большинстве случаев местные власти к нуждам и задачам поисковиков относятся с должным пониманием и доброжелательностью.

В агроотделе хозяйства необходимо взять с разрешений руководства схему землепользования (или снять кальку с нее), которая в дальнейшем будет использоваться как оперативная карта поисковой операции. По этой же схеме с главным агрономом хозяйства необходимо выяснить, какие поля будут заняты какими культурами, когда они будут засеваться и убираться, какие площади будут под паром. Эти данные станут отправными для определения участков и сроков полевых исследований.

Важным условием проведения разведки на местности является знание точного срока предпосевной вспашки интересующих полей. А последние должны быть выявлены в результате опросов местного населения - старожилов, механизаторов, пастухов, школьников, которые подскажут, где проходили наиболее ожесточенные бои и куда сносили погибших, где до сих пор при вспашке появляются на поверхности кости, где концентрируются осколки, гильзы, стабилизаторы миномётных мин.

Перед выходом на рекогносцировку отряд разбивается на группы по 2-4 человека, за каждой из которых закрепляется определенное ограниченное лесопосадками или дорогами поле, план которого имеется на руках у старшего группы.

Если поле оконтурено старыми довоенными посадками (как правило, акация), то осмотр местности начинается с них. Следует помнить, что в посадках, расположенных параллельно линии фронта, обычно отрыты траншеи, окопы, стрелковые ячейки, в перпендикулярных - блиндажи. К настоящему времени не копаные после войны окопы, отрытые в полный профиль, сохранились в посадках на глубину от 0,3 до 0,5 м, самые крупные блиндажи теперь не глубже 1,0-1,2 м.

Если в старой посадке группой обнаружены инженерные сооружения, необходимо исследовать их с помощью щупов и металлоискателей, причем щуп в степи, где почти не встречаются камни, не менее эффективен, чем металлоискатель. При разведочном обследовании визуально различимых объектов необходимо наносить на план места концентрации встреченных вблизи поверхности гильз, осколков, других металлических предметов. Особенно внимательно нужно относиться к встреченным на и у поверхности даже небольшим обломкам костей, точно наносить их местонахождение на план-абрис.

Нередко поле бывает ограничено оврагом или балкой - эти объекты заслуживают самого пристального внимания. Во время боевых действий эти естественные укрытия использовались для передислокации живой силы, прорывов, внезапных атак, что, в свою очередь, служило причиной яростных артиллерийско-минометных обстрелов этих мест. В силу чего овраги и балки часто становились местами массовой гибели бойцов. Обследование этих мест требует повышенной осторожности: помимо неразорвавшихся снарядов и мин здесь могут встретиться скопления взрывоопасных предметов (ВОП), убранных местным населением с полей.

Той группе, которая ведет поиск на пашне, ни металлоискатель, ни щуп не понадобятся, гораздо эффективнее здесь визуальные наблюдения.

Группа движется по полю от края до края зигзагами параллельно предполагаемой линии фронта. Внимание каждого сконцентрировано на обнаружение металлических объектов (главный из них - стреляные гильзы) и вкрапленных в перевернутые вспашкой пласты чернозема комья желтого лесса - признаки наличия в этом месте некогда отрытого в материке и впоследствии запаханного искусственного углубления, каковым могла быть воронка, траншея, окоп.

Каждая из найденных гильз оставляется на месте и отмечается вешкой (их заранее нарезают в лесопосадке). Место массового скопления гильз можно отметить столбиком из комьев земли.

Даже если глинистых вкраплений на поверхности пашни не обнаружено, концентрация вешек, которыми обозначены гильзы или осколки, дает возможность без особого труда найти окоп или воронку - достаточно заложить от одного до десятка микрошурфов. Микрошурфы прокапываются в гуще вешек в виде квадрата со стороной в лезвие лопаты на глубину штыка той же лопаты или чуть более. Если шурф заложен на нетронутой месте, под пахотным слоем, толщина которого 20-30 см, острие лопаты упрется в плотный однородный каштановый предматериковый слой. Если же шурф попал на углубление (в степи оно может быть только искусственным), на глубине штыка и глубже может встретиться или тот же очень темный чернозем, что и у поверхности или чернозем с разной степенью содержания желтых глинистых включений, или почти чистый яркожелтый лесс с примесью чернозема. В последнем случае это материковый бруствер, сдвинутый в окоп при рекультивации поля. Нормальный уровень залегания материкового грунта - 40-50 см от поверхности, и если он встречен выше, можно не сомневаться в наличии засыпанного углубления.

Одно из важнейших слагаемых разведочного комплекса - точные привязки местонахождений. Оптимальный вариант - присутствие в поисковом разведотряде геодезиста с теодолитом: в этом случае привязки будут предельно точны и нетрудоемки. Неплохие результаты дает привязка при помощи мензулы (раздвижного угломера), которую несложно изготовить в условиях любой столярной мастерской. С помощью этого простого приспособления приходится делать только одну угловую засечку относительно одной из сторон света и один шагомерный замер по углу засечки от мензулы (на месте которой нужно оставить репер в виде забитого почти вровень с землей колышка) до привязываемой точки. Устанавливать мензулу и репер нужно там, где последний сохранится до начала раскопок у обочины дороги, в посадке и т.д. Помимо привязки нужно дать краткое описание местонахождения: сколько и каким предметов найдено, на какой площади, конфигурация и протяженность отмеченного вешками пространства.

Задачу разведки на данном этапе можно считать выполненной, когда каждая из 4-5 групп отряда отметит на своих абрисах по десятку-полтора местонахождений. Сведение их на общей карте и анализ подъемного материала с применением простейших статистических методов дает достаточно конкретную картину интенсивности огневых действий на исследуемом участке, что в свою очередь даст основания для правильного выбора мест раскопок. Как правило, данные полевой разведки совпадают с устными свидетельствами местных жителей.

Разведки по пашне можно проводить лишь до посевной, по засеянным полям изыскания проводить не рекомендуется.

Время между разведками и раскопками полезно использовать для накопления фактических данных, глубокого осмысленного анализа результатов разведок, координации и совместной работы с поисковыми отрядами других регионов.

 Раскопочный этап (август-ноябрь).

Этот этап начинается сразу после уборки урожая зерновых и последующей за ней вспашки. Если имеются достаточно точные привязки разведанных местонахождений, к работе можно приступать и не дожидаясь вспашки освободившихся от посевов площадей. Правильно спланированная очередность подлежащих исследованию участков, позволяет переходить на новые места по мере созревания и уборки различных сельхозкультур - от пшеницы в конце июля-августа до свекловичных полей и посевов подсолнечника в конце сентября-октябре. Вот почему отряд или клуб должен поддерживать тесный и постоянный контакт с агрослужбами хозяйств, иметь схему севооборота на текущий год.

Помимо того, что каждый член поисковой группы должен четко знать цели и задачи поиска, ориентироваться в исторической обстановке (по мере возможности знать ход боевых действий на данном плацдарме и участке фронта), он обязан прослушать непосредственно перед началом раскопок инструктаж по технике безопасности и раписаться в специальном журнале в соблюдении его требований.

Если объектом работ выбраны лесопосадки, методика исследований предусматривает вскрытие инженерных сооружений по их видимым очертаниям и тщательное обследование всех имеющихся в посадке мест, где наблюдается понижение, даже самое незначительное, уровня задернованной почвы. Особое внимание следует уделять углублениям вытянутой конфигурации.

В настоящей методике делается упор на воссоздание объекта “в полный профиль”. Это исключает возможность пропустить не только такие крупные объекты, как останки погибших, но и мелкие предметы и детали снаряжения и вооружения, имеющие музейную ценность. Работу по такой методике можно считать беспроигрышной даже при отсутствии находок (чего практически не бывает), труды будут вознаграждены воссозданием большего или меньшего по размерам участка боевых действий, которому будет дана вторая жизнь в фотографиях, чертежах, слайдах.

Геологические условия степной зоны делают такую методику очень результативной. Отрытые в крепком лессовом грунте инженерные сооружения сохраняют после аккуратной выборки заполнения все детали конструкции: ниши-убежища и ниши для боекомплекта, очаги, лежанки, столы, ступеньки и др. Картину дополняют связанные с боевыми действиями предметы, которые до полной расчистки и фиксации по возможности (если это не ВОПы) оставляются на местах: оружие, шанцевый инструмент, каски, противогазы, бытовые вещи и так далее. На местах ожесточенных боев объектом сложной и трудной как в физическом, так и в психологическом смысле работы становится расчистка останков погибших воинов, которая часто до мелочей позволяет воссоздать причины и обстоятельства гибели отдельных участников боя, установить их личность.

Если в лесопосадке найти подлинные контуры исследуемого объекта по плотности и цвету грунта элементарно просто, то в открытом поле эта задача требует определенных методических приемов.

Когда на “привязанном” во время предшествующей разведки местонахождении очередной микрошурф даст под пахотным слоем (мощность 20-25 см) желтое (лесс) или “пестрое” (глиняно-черноземная перемешка) пятно, через это место следует прокопать на глубину залегания уровня мешанного грунта траншейку на ширину штыка в направлении, перпендикулярном предполагаемой линии фронта. Траншейку нужно вести в обе стороны, пока не окончится с двух сторон мешанная земля и не начнется целина (однородный, сероватый, залежный чернозем или плотный каштановый суглинок). Если под ногами окоп или ход сообщения, длина поисковой траншейки не превысит 1,0-1,2 м, и если правильно выбрано ее направление, она прорежет объект поперек. Если же мы наткнулись на блиндаж или укрытие с просевшим сводом, длина поперечной поисковой траншейки может весьма значительно увеличиться. В любом случае траншейку следует расширить по всей ее длине на метр вправо и метр влево, чтобы после горизонтальной зачистки дна раскопа или найти перпендикулярную первоначально найденной стенку блиндажа (капонира и т.п.), или четко установить направление хода сообщения, траншеи, окопа. При необходимости прирезки в стороны нужно повторять до нахождения полного контура. Прежде чем начать копать вглубь, необходимо снять пахотный слой и сделать тщательную горизонтальную зачистку на всей предполагаемой площади раскопа, которая должна равняться или полному объекту (блиндажу, окопу, укрытию, капониру) или его части - посильному для конкретной группы поисковиков на конкретный срок работ фрагменту хода сообщения или траншеи со стрелковыми ячейками, пулеметными гнездами и т.п. Борта первичного раскопа должны на 0,3-0,5 м заходить за контур объекта; углубляться нужно по всей вскрытой площади, равномерно снимая грунт на глубину штыка. После прохождения очередного штыка рыхлый грунт должен убираться не совковыми лопатами, а штыковыми. Следом делается очередная горизонтальная зачистка, которая будет коррелировать стенки сооружения, выявлять конструктивные особенности - ступеньки, лежанки и т.п. Как правило, обрушенное заполнение очень легко отличимо и по цвету, и по плотности от нетронутого материка. Но случается, что углубление бывает местами забито чистым уплотнившимся лессом, который нетрудно принять за материк, - здесь смогут помочь только внимание, помноженное на опыт группы, и идеальные зачистки в горизонтальной плоскости.

Прокапывать заполнение, особенно в придонном слое, следует осторожно, небольшими “ломтями”, плавно нажимая ногой (часто хватает и небольшого усилия рук) на лопату. Чтобы соблюсти эти условия, инструмент должен быть отточен до остроты ножа. Показателем осторожности работы подготовленного раскопщика могут быть найденные “наощупь” острой лопатой и неперерезанные кожаные предметы - ремни, подсумки и т.п.

Нужно вести учет всех предметов, найденных при раскопках, включая раздельно патроны и стреляные гильзы по системам оружия, чтобы иметь статистику, сколько их было на определенной площади, в конкретном сооружении.

Останки непогребенных воинов могут встретиться на любом уровне заполнения. Хронологически они делятся на тех, кто погиб непосредственном в данном сооружении (на дне) и тех, кто был поднят на поле и перенесен в углубление (как правило, в заполнении). При первой категории чаще встречаются документы, медальоны, личные вещи, по которым можно установить личность. К ним относятся номерные награды, предметы, которые очень часто подписывались - котелки, кружки, ложки, ножи, мундштуки, табакерки, кисеты. Эти предметы требуют особого внимания и осторожности при очистке от грунта.

После первого соприкосновения с останками лопата поисковика должна быть сменена на нож, совок, щетку-сметку и волосяной флейц. Расчистка должна проводиться горизонтальными равномерными слоями по всей площади залегания останков при одновременном углублении лопатами всей площади раскопа в тех местах, где останков не обнаружено. Расчистка облегчается, когда углубление “пустой” площади идет быстрее вокруг “островков” с останками, чем на них.

Находки, как правило, концентрируются в области нагрудных карманов гимнастерок и у бедер, где находились карманы брюк и шинелей. При появлении бумаги, ткани, кожи расчистку следует продолжать скальпелем и флейцем. Все находки, кроме бумаги, остаются на местах до фото- и изофиксации объекта. Бумагу - документы, письма, записные книжки, газеты, книги - следует сразу извлекать, не давая ей высохнуть, и, так же, как и медальоны, запаивать нагретным ножом в смоченные изнутри полиэтиленовые пакеты, или консервировать в пластиковые бутылки из-под воды.

Каждый поисковик должен помнить, что вскрытый в полевых условиях медальон или разлепленные страницы красноармейской книжки - это почти наверняка безвозвратно загубленное имя защитника Родины. Не следует забывать, что среди останков нередко встречаются ВОП - гранаты в боевом положении и не менее опасные запалы к ним. Расчистку можно продолжать только после изъятия ВОПов специалистами-пиротехниками. Изделиям из кожи, таким как предметы амуниции, в меньшей степени, чем бумаге, но также вредит продолжительное пребывание на воздухе до специальной обработки, поэтому сразу после фото-изофиксации их следует смочить и запаять в полиэтилен или погрузить в ёмкость с водой [28].

После полной расчистки останков и дна сооружения (или его части) раскоп и его содержимое фотографируется с разных ракурсов, панорамно и фрагментами крупным планом на фотоплёнку, затем зачерчивается в масштабе 1:10, наносится на план поля (участка) в масштабе от 1:100 до 1:500 и привязывается максимально точно к какому-либо постоянному реперу. Одновременно с фиксацией проводится детальное описание объекта и оформление необходимой документации.

По завершении комплекса исследований желательно пригласить на объект представителей властей, общественности, средств массовой информации, местных жителей, школьников. Неформальный митинг в таких условиях - над останками павших, как бы выглянувиих из 41-44 года - явится мощным пропагандистским актом поискового движения, послужит могучим патриотическим воспитательным средством, возможно, многим присутствующим даст эмоциональный заряд на всю жизнь.

Заключительный этап - извлечение останков и подзахоронение их в существующую могилу, или закладка новой, что должно проводиться при деятельном участии местных советских, хозяйственных и общественных органов.

Если исследования продолжаются, захоронение может быть отложено до их завершения, в этом случае местные власти должны взять на себя заботу о сохранении останков. Руководству отряда нужно позаботиться о засыпке раскопов и приведении в прежний вид поверхности поля. Для этого можно привлечь местную технику. Следует помнить, что аккуратное обращение с землей - будь то пахотное поле, балка иди лесопосадка - залог взаимопонимания и всестороннего сотрудничества с теми, что за неё в ответе.

Когда затяжные осенние дожди сделают невозможными выезды в поле, членов отряда ждет не менее нужная и увлекательная работа - поиск родственников и однополчан тех, кого они вырвали из безвестности; встречи, воспоминания, новые строчки на чистых страницах Великой Отечественной.

Особенности проведения поиска под водой.

Одним из серьезных увлечений любителей подводного плавания в аппаратах на сжатом воздухе (аквалангах) является поиск и обследование кораблей, самолетов, танков, другой военной техники, погибших в период Великой Отечественной войны в морях, озерах и реках России.

Как правило, основная цель этого поиска - это попытка установить имена погибших советских моряков, летчиков, воинов Советской Армии, найти оставшихся в живых, воссоздать страницы боевой летописи, собрать документы, боевые реликвии для музеев, увековечить память героев войны. В целом такая работа носит ярко выраженный патриотический характер и может быть квалифицирована как историко-криминалистические исследования.

Инициатором поиска являются в большинстве случаев сами участники, объединенные в группы, секции, клубы, то есть любительские объединения. Предлагаемые рекомендации охватывают проблему в самом общем виде как обобщение опыта значительного количества успешно проведенных, а также и неудавшихся подводно-поисковых экспедиций.

“Подводно-поисковой экспедицией” в данном случае обозначается такой комплекс работ (в области криминалистических и исторических исследований), который позволяет выбрать, найти объект (корабль, самолет, танк и т.д.), достоверно описать его состояние, воссоздать историю его гибели, установить имена членов команды, экипажа, поднять объект или его части (боевые реликвии, документы) и передать их в музей, установить памятный знак на месте гибели объекта (или зафиксировать координаты), составить отчетный документ о проведенной работе.

Далее будут детально рассмотрены все составные части этого комплекса работ, или этапы подводно - поисковой экспедиции.

Объект поиска.

Объектом может являться заранее известный, вполне определенный корабль или самолет, танк, представляющий конкретный интерес. Это наиболее благоприятный случай, облегчающий подготовку экспедиции: заблаговременный поиск военно-исторических документов, воссоздающих его историю, известные обстоятельства и место гибели и т.п.

Например, при подготовке экспедиции по поиску и обследованию базового тральщика № 212 “Штаг” поисковая группа аквалангистов установила контакт с бывшим штурманом корабля, с помощью которого развернула поиск оставшихся в живых членов команда; в то же время в архиве Центрального военно-морского музея (ЦВММ) аквалангисты ознакомились с чертежами общего вида корабля, его боевой историей в составе дивизиона тральщиков ОВРа (охраны водного района) Балтийского моря в начальный период войны [11].

Сложнее обстоит дело, когда обследованию подлежит район моря, озера, реки, представляющий интерес с военно-исторической точки зрения. Например, прибрежная зона высадки морского десанта, район морского сражения, часть реки в месте переправы войск и т.п. В этом случае рекомендуется как можно более тщательно изучить военно-исторические материалы о событиях в этом районе, наметить наиболее вероятные места затонувшей техники

Выбирая и изучая объекты поиска, необходимо решить очень важную организационную задачу: что именно в выбранном объекте может интересовать соответствующий объекту музей. Допустим, ЦВММ заинтересован получить с тральщика “Штаг” документы, мелкое оборудование постов управления, корабельный колокол, именную доску и кормовое орудие.

Именно эти предметы как боевые реликвии и могут быть подняты с борта погибшего тральщика.

Бесцельный подъем частей корабля и другой затонувшей военной техники, не обеспеченный надлежащим музейным хранением, нецелесообразен.

Организация подводного поиска.

Техническое обеспечение поиска затонувшей военной техники может быть различным, в зависимости от исследуемой акватории.

Поиск в прибрежной морской зоне заливах, проливах при удаленности от береговых ориентиров не более чем на 10-15 миль практически невозможен без гидрографического обеспечения.

Задачей гидрографов, обеспечивающих экспедицию, является:

- выход гидрографического судна в район поиска или в точку с координатами затонувшего объекта;

- проведение гидроакустического траления до получения контакта с объектом;

- установление буйка или вехи в месте контакта (нескольких буйков при нескольких контактах).

Более надежным и эффективным является поиск с применением не только гидроакустического трала, но ещё и магнитометра, которой фиксирует магнитную аномалию над затонувшим объектом.

Разумным пределом района поиска может быть квадрат со стороной порядка одной морской мили (1852 метра).

Таким способом достаточно эффективно искать суда, имеющие тоннаж от 300 - 400 тонн и выше, возвышающиеся над грунтом не менее чем на 2-3 метра.

На глубинах от 8-10 метров следует учитывать, что траление неэффективно при волнении моря более 2-3 баллов.

Выше описаны доступные для поисковых групп средства гидрографического обеспечения, которые, конечно, не исчерпывают современные технические возможности.

Поиск в необширных районах рек, озер, ограниченных квадратом со стороной 100-200 метров может проводиться силами аквалангистов.

Рекомендуется поиск со льда с помощью магнитометра, что позволяет скоординировать места магнитных аномалий и даже провести их подледный осмотр.

В летнее время целесообразен осмотр дна аквалангистами любым из известных способов (галсами, по кругу и т.п.). Например, на реке Неве, в районе Невской Дубровки, аквалангисты провели поиск затонувшей техники, предметов снаряжения бойцов и их останков в районах переправ на 200-300 метров по берегу полосой 50-60 метров до глубины 10-12 метров. Оказалось эффективным вести осмотр двум аквалангистам в связке (на ходовом конце длиной 5-6 метров), которые плыли по течению у дна параллельно берегу и параллельно друг другу на расстояния 5-6 метров, подстраховка осуществлялась со шлюпки.

Во всех случаях район поиска наносится на специальный планшет, который позволяет вести планомерный скоординированный поиск и фиксировать его результаты.

 Безопасность во время поиска.

Основой безопасности является строгое соблюдение правил организации водолазных спусков; эти правила хорошо известны каждому аквалангисту, водолазу и тем более инструктору подводного спорта - руководителю спусков.

Однако практика показывает, что правилами часто пренебрегают, особенно опытные аквалангисты. Сам по себе поиск затонувших объектов - дело увлекательное, захватывающее. Ослабление контроля возникает в экстремальные моменты: нашел корабль, а воздух в аппарате на исходе, или при парном погружении потерял товарища, а прерывать поиск не хочется и так делее. Ситуация, как правило, осложняется тем, что аквалангисты зачастую не имеют беспроволочной телефонной связи. Поэтому руководитель спусков должен тщательно подготовить группу и требовать от каждого пловца, независимо от его опыта, авторитета, “сложного” характера и личных с ним отношений неукоснительного выполнения правил безопасности. Малейшее нарушение, даже если оно не имело последствий, должно немедленно пресекаться. Случай должен быть разобран всей группой, а виновный наказан.

Как правило, каждая поисковая группа - сплоченный, дружный, проверенный коллектив, “новичков”, если они есть, немного и они под пристальным вниманием “стариков”. Наиболее опасным в таких условиях является коллективное, молчаливо принятое, как бы сложившееся и таким образом как бы проверенное временем пренебрежение отдельными правилами безопасности.

Часто пренебрегают правилом - при спуске аквалангистов с борта судна или с берега страхующий аквалангист назначен, но к немедленному спуску не готов. Это можно квалифицировать как преступную халатность.

Особое внимание поисковой группе надо обратить на техническое состояние водолазного снаряжения, чистоту набираемого в аппараты воздуха.

Надо сделать все возможное, чтобы группа была оснащена подводной телефонной связью.

И совершенно необходимо строго и точно вести журнал водолазных спусков, вести ежедневно, даже если в какие-то дни спусков не было.

Рекомендуется вести подробный дневник экспедиции. Хорошо, если отвечает за эту работу человек увлекающийся, наблюдательный, пытливый, не лишенный чувства юмора. Тогда дневник станет не только документом экспедиции, но и увлекательным рассказом о ней. Он будет незаменим при составлении отчета об экспедиции, подготовке публикаций, оформлении фотостендов, любительского видеофильма.

  Подводное обследование.

Подводное обследование - сложный и, одновременно, один из интереснейших этапов экспедиции. Прямое соприкосновение с историей, ощущение “первооткрывателя”, чередование находок и загадок - все это создает непередаваемый колорит. И, тем не менее, работа требует высочайшей организованности, оперативности и предельной осторожности.

Конечная цель - максимум достоверной информации.

Это достигается различными способами. Рассмотрим основные:

  • Осмотр объекта.

Задачей осмотра является уяснение положения и состояния объекта. Это надо сделать точно и оперативно. Сразу же составить план и график обследования, и, не мешкая, приступить к его осуществлению.

“Поспешать не торопясь” особенно важно в морских условиях: погода может ухудшиться и “поломать” все планы и графики.

Над объектом должен быть выставлен надежный буй. Если объект - корабль, очень полезно отметить буйками его носовую и кормовую части.

Аквалангист должен уметь словесно описывать все, что он увидел под водой. Лучше всего описывать увиденное по двухсторонней телефонной связи. В противном случае описание надо формировать уже под водой: находить названия предметам, запоминать их взаимное положение, состояние, особенности. Способность воспроизводить на поверхности то, что увидел под водой, у каждого аквалангиста индивидуальная. Один может дать четкую общую картину, нарисовать схему крупных частей корабля, другой легко опишет каждую мелочь, допустим, кормового орудия или трубы, или кормового среза. Это надо учитывать руководителю спусков или руководителю экспедиции.

  • Фотосъемка.

Очень ценными могут быть подводные фотоснимки. Это серьезная и трудная задача. Рассмотрим только одну сторону задачи - о кадровых планах. Прозрачность воды, предположим, 6-8 метров, даже больше. Все равно снять общие планы чрезвычайно трудно из-за недостатка освещенности и размытости контуров.

Например, объект - затонувший на глубине 20 метров бельевой тральшик длиной 60 метров, стоит на ровном киле. Теоретически можно получить фотографию общего плана корабля сверху или сбоку. Но для этого пришлось бы сделать сотни снимков с расстояния 3-5 метров, перемещаясь вдоль корабля, а затем “построить” из них общий план. В отдельных, особо важных случаях, так бы и следовало поступить. Но чаще всего можно ограничиться фотосъемкой наиболее интересных и выразительных частей корабля, а фотосъемку общего плана заменить панорамной киносъемкой.

Почти всегда для фотосъемки требуются лампы-вспышки (в герметичном исполнении), а для видеосъемки - встроенные в камеру лампы-фары.

  • Видеосъемка.

Отметим две основные роли видеосъемки в экспедиции: первая - документальный материал подводного обследования и подводных работ; вторая - интересная живая иллюстрация экспедиции. Видеорассказ всегда легко смотрится и хорошо запоминается. Съемка ведется подводная и надводная. Правила съемки - общие для видеолюбителей.

В практике поисковых групп используются современные видеокамеры в водонепроницаемом корпусе, например, “Sony”. Различные инструкции подводной любительской видео-фототехники описаны в популярном среди аквалангистов журнале “Спортсмен - подводник”.

Подъём экспонатов.

Если решение о подъеме самолета, танка, катера, орудия, другой военной техники согласовано с соответствующим музеем, то остается техническая часть работы. Описание способов подъема в разных условиях заняло бы слишком много места и все равно не исчерпало бы всех возможных вариантов.

Поисковым группам следует стремиться к тому, чтобы подъем подобной техники осуществлялся силами специальных водолазных служб. И в этом случае помощь аквалангистов может оказаться весьма ценной.

Экспонаты весом до полутонны могут быть подняты морским водолазным судном (типа ВМ) или большим гидрографическим катером (типа БКГ).

Аквалангисты при подъеме экспонатов чаще всего пользуются мягкими понтонами различных конструкций.

Рекомендуется производить первичную обработку экспонатов: очистку от ракушника, ржавчины, песка и грязи. Вопросы реставрации требуют специальной подготовки, оборудования и материалов и здесь не рассматриваются.

Особую ценность имеют поднятые со дна бумаги (документы). Их обработка и прочтение - дело сложное. Целесообразно иметь предварительную договоренность с экспертами-криминалистами, которые есть почти во всех районных, городских и областных подразделениях правоохранительных органов.

Поднятые документы до их передачи специалистам следует хранить и транспортировать с максимальной бережливостью, непременно в водной среде. Каждый поднятый экспонат должен быть внесен в опись. На плане объекта должно быть отмечено место, где был найден этот экспонат, а в водолазном журнале и дневнике экспедиции - кем был найден, когда и при каких обстоятельствах.

Руководитель экспедиции обязан организовать надежное хранение экспонатов как предметов, представляющих государственную и историческую ценность.

Передача экспонатов и документов в музей осуществляется по акту, который оформляется музеем. Как правило, передача экспонатов и документов - это торжественное событие, которое проводится в присутствии сотрудников музея, ветеранов Великой Отечественной войны, бывших участников событий, связанных с обследованным объектом и, конечно, участников экспедиции.

 Отчёт об экспедиции.

Этот документ является важным итогом работы поисковой группы. Он должен содержать в концентрированном виде основные сведения об экспедиции:

- период ее проведения, цели и задачи;
- район работ;
- объект поиска и обследований, его местонахождение;
- список участников экспедиции и её техническое оснащение;
- историческую справку об объекте;
- материалы (результаты) обследования;
- сведения о поднятых предметах;
- материалы поиска и установления имен погибших и оставшихся живыми членов команды корабля (экипажа самолета, танка, корабля);
- материалы передачи экспонатов и документов в музей, другие сведения об увековечении памяти погибших;
- выводы и рекомендации участников экспедиции.

Отчет целесообразно снабдить приложением с фотографиями, фотокопиями отдельных экспонатов и документов, кратким изложением дневника экспедиции.

Водолазный журнал и дневник экспедиции должны храниться в клубе (секции) аквалангистов бессрочно.

 

ЕЩЁ РЕКОМЕНДАЦИИ

"Завершая рассмотрение комплекса криминалистических мероприятий в Долине Смерти, необходимо постоянно помнить и о том, что фактически законы государства на территории Долины не действуют, милиция и врачи находятся очень далеко, и рассчитывать на их помощь в чрезвычайных ситуациях не приходится. Единственным реальным законом остаётся “тайга закон, медведь хозяин”. Поэтому лучше всего полагаться на собственные, и только, силы.

Как правило, сталкеры нередко на своём пути в Долину и обратно маскируются под обычных туристов, охотников, рыболовов, но опытный человек практически всегда опознает следопыта в толпе.

Милиция старается задержать выходящих из Долины людей только на границе с цивилизацией или на вокзалах, не предпринимая активных попыток проникнуть вглубь территорий и выяснить, что там действительно происходит. И это понятно - сталкеры превосходно вооружены всеми видами трофейного оружия, знакомы с наукой выживания в экстремальных условиях не хуже спецназовцев, склонны к индивидуализму и партизанщине, знают местность как свои пять пальцев.

В отличие от поисковых отрядов, работа и быт которых освещается средствами массовой информации довольно широко (следует отметить, что делается это зачастую поверхностно и необъективно), о деятельности тех, кто действует в Долине на нелегальной основе, нет абсолютно никакой достоверной информации - только слухи и домыслы. Тем, кто пожелал бы заняться практическим исследованием проблемы Долины Смерти, нелишне будет знать об основных правилах техники безопасности при посещении мест проведения поиска.

Место для разбивки лагеря в Долине Смерти выбирается с учетом общепринятых правил, соблюдаемых в туристических походах. Вся территория лагеря и место под костёр должны быть предварительно обследованы с помощью металлоискателя на предмет отсутствия взрывоопасных предметов. Ставить лагерь на минном поле и разводить костер на снаряде - неблагородный риск.

Не рекомендуется разводить костры на старых, неизвестно кем использовавшихся кострищах. Кострище на временном или базовом лагере искателей можно отличить от кострища туриста или охотника по наличию большого количества обгорелых разорвавшихся патронов. Существует традиция ставить каску или котелок с россыпью патронов на костёр. В старом кострище могут остаться заложенные и неразорвавшиеся патроны и детонаторы. Лагерь сталкеров можно опознать по оставленным ненужным находкам, раскрученным и разминированным снарядам и минам, обилию стреляных гильз от найденного и современного оружия.

Некоторые посетители Долины прибегают к минированию кострищ. Цели различны - это может быть физическое устранение конкурентов или простая проверка на бдительность тех, кто соберётся развести свой костёр на заминированном кострище [29].

Дрова для костра тоже следует проверять. Пренебрежение этим правилом может привести к трагическим последствиям.

Если в Долине горит костёр, а около него никого нет, то ни в коем случае не надо подходить к костру - возможно, пять минут назад кто-то положил в него снаряд, и взрыв произойдёт именно тогда, когда человек подойдёт к этому костру.

Неприятности, как правило, происходит только тогда, когда новички пытаются умышленно разобрать боеприпасы, не имея для этого необходимого опыта. Сама по себе мина, граната, снаряд, произвольно не взрываются.

Многие сталкеры приходят в Долину Смерти не для проведения работ - активно отдохнуть, пострелять по каскам, предаться ностальгическим воспоминаниям о различных запомнившихся моментах их деятельности. Являясь специалистами по видам вооружений времён Второй Мировой войны и сапёрами экстра-класса, сталкеры прекрасно осознают, что торопиться им некуда - государство вряд ли предпримет конструктивные меры по ликвидации Долины Смерти как явления, по освобождению территории страны от незахороненных человеческих останков и взрывоопасных предметов. По предварительным оценкам, при нынешних темпах поисковых мероприятий на местности, проводимых энтузиастами несколько раз в год, для того, чтобы опустошить Долину, потребуется не менее сотни лет. За это время сохранность железа и останков станет намного хуже, но люди не перестанут ходить в Долину не смотря ни на какие запреты и ограничения административного и уголовного характера, устанавливаемые государством.

В последнее время всё больше людей из стран Западной Европы, в частности, из Германии, занимаются комплексным изучением истории своей страны и своего народа в период Второй Мировой войны. Некоторые российские сталкеры успешно организовывают индивидуальные или групповые экскурсии в рамках экстремального туризма для своих единомышленников из других стран по местам сражений советско-германских войск, и зарабатывают проводниками в этих турах весьма немалые деньги.

Конечно же, не один фильм, не один репортаж в газете или по телевидению, ни один устный рассказ не произведёт такого грандиозного впечатления на простого человека, как непосредственное участие в экспедиции в Долину Смерти. Поэтому с каждым годом всё новые и новые группы сталкеров отправляются в свой первый поход, после которого почти все стараются вернуться туда ещё и ещё раз - словно бы люди слышат зов, которому невозможно оказать сопротивление."

 

 

 
   

назад